Эмоционально, дерзко, безумно: интервью с Old Cat’s Drama

Мода приходит и уходит, а идея остается. Волна популярности готической музыки, захлестнувшая украинских неформалов во второй половине 2000-х, схлынула, оставив самых преданных и чутких поклонников. Но даже в лучшие годы немногочисленные приверженцы старой школы чувствовали себя не в своей тарелке среди массового слушателя, не привыкшего углубляться в историю музыки дальше, чем на пять лет.

Впрочем, единственный украинский deathrock-дуэт Old Cat’s Drama легко превратил свою благородную старомодность в неоспоримое достоинство. И пока локальная темная сцена сменяла лица и форматы, Герольд и Дивуар неспешно выпустили ЕР и альбом, завоевали внимание слушателей на нескольких континентах и даже представили страну на польском фестивале Return to the Batcave. А на досуге – пронесли олдскульную готику в киевские техно-клубы и твердо решили во что бы то ни стало популяризировать любимую музыку на родине.

Сегодня Old Cat’s Drama рассказывают, какие хитрости помогают получить популярность на Западе, зачем нужно пускать хипстеров на готические вечеринки и как за две минуты отличить дезрок от любой другой музыки.

Герольд: Я начал интересоваться олдскульной готикой и прочими нишевыми движениями году в 2009, и сразу же обнаружил, что в Украине этой музыки нет. И уже в те времена у меня начали закрадываться подозрения, что пора бы уже и самому что-то делать. Хотелось качественных вечеринок по олдскульной теме, но если не сделаешь сам – никто другой не сделает. Катастрофически малое количество людей знало об этой музыке.

Дивуар: У нас были готы, которые не знали, что такое готика. Я помню свои диалоги на вечеринках: говоришь кому-то – слышал, Bauhaus новый альбом записывают. А тебе в ответ – а кто это такие? Раньше ведь не было таких мощных соцсетей, как сейчас, искать информацию было сложнее, да и слушатель был очень ленив.

Герольд: У меня, конечно, появилась идея начать свое творчество, и я решил, что буду играть дезрок.

Дивуар: Мало кто тогда понимал, что это такое. Сейчас, например, хипстеры увлеклись постпанком, поэтому все представляют, как звучит пост-панк; но в 2008 году найти таких людей было практически невозможно. Например, басиста, который знает, как играть готик-рок: казалось бы, что там – бум-бум-бум-бум, но нет. Все знают, как играть метал, но никто не знает, как играть любой другой жанр.

В какой-то момент я увлекся Christian Death, отцами-основателями и эталоном дезрок-музыки, и придумал проект Rubedo Fails: просто сидел один дома с гитарой и записывал дезрок со стихами на русском. На тот момент сцены никакой еще не было, и мне казалось, что Rubedo Fails – это круто, потому что это дезрок, похожий на Christian Death, только еще и на русском, с мрачными суицидальными стихами про смерть, кислоту, разъедающую тебя изнутри, и все такое. Но мне не нравились результаты; я записал целый ЕР, но так его никому и не показал, потому что мне казалось, что там чего-то не хватает.

В конце концов мы познакомились с Герольдом и решили поиграть вместе. У него были пара текстов, у меня – пара готовых риффов, так что на его день рождения в 2010-м мы просто сняли на ночь репбазу, пригласили еще людей и неплохо поджемили. Так и родились первые песни Old Cat’s Drama.

Герольд: В 2011 году мы выпустили ЕР Pretty Things, и как раз попали на большую волну расцвета дезрока в СНГ. Стало понятно, что его здесь слушают. В западных странах, например, другая картина: там есть небольшое количество преданных фанатов, которые дезрок слушают постоянно. Был, конечно, временный хайп в начале 2000-х, когда произошел такой себе Cinema Strange-revival, но в принципе, явление держится в одной точке.

Дивуар: Дезрок – нишевая музыка, у нее на западе своя постоянная аудитория, которая тщательно следит за сценой. Нам было легко найти своего слушателя, потому что в мире очень мало релизов. Мы сейчас заходим на last.fm и смотрим, что у нас больше слушателей, чем, например, у нового альбома Chrysalis Morass. А ведь это мегакрутые ребята, которые всю жизнь играют эту музыку и сильно повлияли на сцену. И вот их новый альбом слушают меньше, чем наш. Не потому, что они хуже – просто группа слабо занимается рекламой и социальными связями. В этой старой гот-тусовке порой сложно вообще узнать о том, что вышел новый важный релиз, потому что сцена продолжает жить по законам 80-х: записали альбом, напечатали тысячу копий и продают их по магазинам, и если кто вдруг оцифровал это – аллилуйя! У Old Cat’s Drama есть слушатели просто потому, что в интернете нас больше.

У вроцлавского фестиваля Return to the Batcave, на котором мы выступали, есть собственный лейбл, где они издают для Польши и окружающих регионов всякую готику, начиная от больших проектов вроде Christian Death и Lebanon Hanover. И мы у них тоже издавались. Это даже не лейбл, а вроде магазина дисков: контрактов никто не подписывает, мы просто присылаем ему мастер-копию, он печатает диски, часть продает сам, часть отдает нам, и на этом наше сотрудничество заканчивается. Так вот к примеру, для новых групп, не подписаных на лейбл, существует строгое правило: обязательно высылать физическую копию релиза, и никакой цифры. Это как раз к вопросу об ортодоксальности сцены.

Photo by Zoya Shu

Название группы было у Герольда изначально, причем он так не смог мне его объяснить, но я потом понял сам. Я спрашивал у него – почему Old Cat’s Drama? И Герольд говорил – понимаешь, это такой старый кот, умирающий, и у него драма. Это нужно прочувствовать.

Первый концерт у нас был в странном месте, со странным составом групп, и даже с приездом милиции. Забавная история: перед выступлением мы репетировали два кавера на Christian Death, и лично для меня эти две песни были очень похожи. В результате я сделал плейбек кавера на одну песню, а запустив его на концерте, начал играть другую. Не сразу разобрался, что не так. Но, хоть мы и не были сыграны толком, нас тогда хорошо приняли, потому что такую музыку тогда никто не играл.

Герольд: Вживую мы звучим совсем иначе, чем на записи. Более эмоционально, дерзко, безумно. У нас сейчас, кстати, в планах новый ЕР, необычный, более грубый, в сторону гот-панка – back to the roots.

Дивуар: Наш альбом Come and see – очень готический, я специально делал богатые аранжировки, со струнными, органами и так далее. А сейчас мы хотим сделать полный его антипод, мрачный панк-рок, прото-дезрок – дезрок-то, по сути, возник из панк-музыки. Если объяснять вкратце, то панк-рок играли в Британии и в США. В Британии он эволюционировал – или деградировал, на ваше усмотрение – в пост-панк. Это просто спорный вопрос: пост-панк более богат музыкально, но менее эмоционален. Ну а пост-панк, в свою очередь, превратился в готик-рок.

В США пост-панка как такового не было, но одним из ответвлений панка стал дезрок. Это панк-музыка с хоррор-тематикой, с болезненно интроверсивной тематикой, где упор идет на сильную эмоциональную составляющую. Истеричный, мрачный, загробный панк, в противовес более спокойному готик-року. Была даже такая картинка – Deathrock: actually you can dance to it, because gothic rock is not about dancing. В общем, это настоящий рок из гроба. И на мой взгляд, он совершенно не холодный, потому что от вокалиста требуется сильная эмоциональная отдача.

Герольд: Зачастую вся атмосфера и строится на этой отдаче, без индивидуальной манеры вокалиста тяжело представить себе конкретную группу.

Дивуар: В Old Cat’s Drama у нас четкое распределение обязанностей: Герольд отвечает за стихи, вокал и атмосферу, а я – за музыку.  Дуэтом очень удобно работать, хотя писать студийные альбомы нам легче, чем репетировать. Я могу сделать несколько аранжировок, Герольд послушает их и скажет – вот эти берем, а эти нет. Потом я нахожу время сделать еще несколько аранжировок, и вот, вау – у нас уже альбом.

Герольд: Мы пытались расширить состав, но это проблематично. Приглашаем сессионных басистов на выступления, вот и все. А выступаем мы редко, как про нас говорят, перебираем мероприятиями.

Дивуар: Одна история сильно повлияла на меня в отношении выбора вечеринок. Мы играли на концерте, где было много групп в разных жанрах, и на афише у нас был указан deathrock. А потом какая-то журналистка в отчете о мероприятии написала, что вокалист с ирокезом выглядел как панк, и вообще музыка не похожа на death metal. В общем, круто, когда тебя принимают, но не круто, когда вообще не понимают, что происходит.

Нам посчастливилось в апреле 2016 года выступить на вечеринке организованной легендарными людьми – польской тусовкой Return to the Batcave. Эти ребята уже около десяти (если не больше!) лет делают готические вечеринки с традгот музыкой – постпанком, готроком, синтпоп и прочими. Tomasz Woodraf услышал альбом Old Cat’s Drama и изьявил желание издавать его в Польше на физических носителях. С тех пор нас связывает большая и крепкая дружба. После того концерта мне уже дважды посчастливилось выступить в качестве диджея на мероприятиях Return to the Batcave — на Castle Party и Return to the Batcave Festival в 2016 году. На всех этих мероприятиях – невероятная атмосфера. Люди съезжаются со всего мира, чтобы насладится любимой музыкой и знают, что все – такие же, как они. Это не похоже на все остальные готические фестивали, где люди смотрят друг на друга свысока. Все — как одна семья, никаких границ. Я завёл множество прекрасных знакомств, и горд, что являюсь частью этого волшебства. Обязательно еще не раз побываю там.

Герольд: Поездка в Польшу была глотком свежего воздуха. Теплый прием вместе с качественной вечеринкой сделали свое дело. Мы всецело остались довольны поездкой, несмотря на все хлопоты с дорогой и пересечением границы.

Отдельно могу отметить тусовку, много открытых людей из разных стран, которые знают, зачем пришли/приехали/прилетели на вечеринку. Поддержка локальной сцены дает свои плоды – полный зал людей, которые в восторге от происходящего. А когда и сам полностью этим пропитаешься, понимаешь, что бы взял бы кусок такой атмосферы домой или обязательно вернулся бы.

Дома же мы любим играть на закрытых вечеринках для своих: гараж, приходит 30 человек, но все они в теме. Для аудитории, которая не понимает вообще, играть тяжело. Мы играли в Харькове на одной плохо организованной вечеринке, и когда вышли на сцену, нам кричали “Играйте Короля и Шута!”. Успокоились, только когда Дивуар начал играть “Еду в Магадан”.

Photo by Anton Silich

Дивуар: Еще мы играли на одном готическом фестивале. Приезжаем за полчаса до своего выступления – а пятерка местных готов тусит на улице. Мы спрашиваем, почему они не заходят, и пока они думают, что ответить, слышим, что из-за двери играет какое-то скримо-эмо. И оказывается, что до нашего мероприятия в этом же зале проходит еще одно, которое должно было к этому времени закончиться, но не закончилось.

Герольд: Это было очень странное выступление, в стрессовых условиях, с полным ощущением провала.

Дивуар: Да, у меня тогда, кстати, даже шарф украли. Еще история оттуда же: мы выходим с другом из хостела в центре города, все втроем при полном параде, и выглядим, конечно, довольно экзотично для Харькова. Садимся в такси, и пока уточняем с водителем маршрут – я смотрю в заднее зеркало, а за машиной бежит толпа гопников и кричит – стой! Мы, конечно, от них оторвались, но сам факт.

Герольд: Хотя это скорее исключение. В целом нас принимали в то время хорошо, мы даже в Питер ездили, выступали на концерте-реюнионе Дурного Влияния.

Дивуар: Дурное Влияние – уникальная советская группа, которая в 88-89-м играла пост-панк а-ля Bauhaus, только по своему. В 2000-х местные готы раскопали их записи и стали слушать, и организаторы вечеринки смогли найти музыкантов и уговорить их выступить. Без шуток, это было один из лучших концертов в моей жизни. У них  невероятная отдача, работа вокалиста с аудиторией как у Дэйва из Depeche Mode, и это при этом, что они играют каноничный пост-панк. И нас тогда тоже отлично приняли.

Там еще выступала яркая группа Хищный Пациент, играющая странный дезрок, и у них была отличная песня Stop drinking! Go sleeping!

Герольд: Там приблизительно такие слова: когда мне плохо, я перестаю пить и иду спать. И это все время на повторе играет.

Дивуар: Они исполняли ее в рамках своей программы, а потом их попросили сыграть эту песню на бис в полпятого утра, как раз тогда, когда все хотели спать.

Сейчас к постпанку и дезроку есть большой интерес со стороны хипстерской молодежи, и это палка о двух концах. Часть тусовки считает, что свежая кровь – это хорошо, может, кто-то останется в теме, будет свои проекты запускать. Другие говорят, что тогда субкультура и эстетика покатятся по наклонной. Я слушаю сейчас новые пост-панковые группы и понимаю, что они вдохновляются Joy Division, но в тоже время и Radiohead, Muse, и так далее. Это не обязательно плохо, ведь старый пост-панк тоже разный: есть The Smiths, есть Siouxsie and the Banshees, и это абсолютно разные миры – мрачные и не мрачные.

Герольд: Просто получается, что одни группы копировали другие, а современные копируют уже тех, которые копировали. В результате получается странный продукт, мало похожий на исходный.

Дивуар: Есть канон, и нет ничего плохого в том, чтобы делать что-то каноничное. Но когда ты в качестве канона берешь симулякр канона, это как соевое мясо со вкусом соевого мяса. Или чипсы со вкусом картошки.

Герольд: И когда все наследуют друг друга по цепочке, мы имеем шанс получить чипсы со вкусом сухариков.

Photo by Briareos Lema

Дивуар: Сейчас в Украине начинается возрождение мрачного пост-панка, но в первую очередь потому, что такое же возрождение началось в Сибири. Там образовалась целая сцена: Буерак, Chernikovskaya Hata и другие, хотя по сути это хипстеры, которые начали играть мрачную музыку. И наши хипстеры, как преобладающая субкультура, вдохновляются сибиряками. Так что новые украинские группы, которые сейчас появляются, мало того что невысокого качества, так еще и откровенно наследуют сибирские, которые, в свою очередь, наследуют Joy Division. Со одной стороны, эволюция в стране – это хорошо; с другой, эта музыка мне кажется довольно пластиковой. Я не говорю, что копировать плохо; но когда групп очень мало, и из пяти четыре звучат, как сибирские – это совсем другой вопрос.

Когда мы начинали Old Cat’s Drama, я хотел делать музыку как у Christian Death и Eat Your Make-Up, но потом мы вышли на свой саунд, и сейчас мне больше не нужны никакие референсы – я понимаю, как это должно звучать. Наверное, для любого музыкального коллектива найти свой саунд – это главное.

Photo bt Arcticoma

Photo by Arcticoma

В Украине есть хорошие группы: Cold Comfort, Small Depo, On The Wane, Предсмертная Кадриль. Но в тех андеграундных условиях, которые у нас есть, отдельная готическая или пост-панковая сцена – это не очень хорошо: она будет настолько мизерной, что с ней будет тяжело работать. Я не вижу ничего плохого в том, что эту музыку слушают люди извне: это шанс дать им музыкальное образование, показать что-то новое.

Герольд: Я устраиваю готические вечеринки и пытаюсь реанимировать нынешнее положение, популяризировать эту музыку, нести в массы. Нас уже приглашают играть в техно-клубы, и это победа.

Дивуар: Если эту музыку в модном клубе послушают сто человек, половине из них не понравится и они уйдут, но половина останется, а процентов десять, возможно, заинтересуются и ворвутся в эту тему.

Герольд: Old Cat’s Drama так примерно и создавалась. У нас никого нет в этой нише – значит, будем мы.

Дивуар: Я когда в первый раз услышал Swans, даже не представлял себе, что так можно играть. А что, можно на одном аккорде всю песню построить? Или на постоянных повторениях? Люблю музыку, которая открывает новые горизонты: она может быть запредельно сложной или запредельно простой, но круто, когда ты, ознакомившись с произведением, осознаешь новые подходы. Для меня такими были Chelsea Wolfe, Coil, даркфолк. И даже если ты даже играешь канон, мне нравится, что люди имеют возможность слушать андеграунд и открывать для себя новые горизонты.

Герольд: У нас очень много слушателей на Западе, особенно в Южной Америке – за неделю на фейсбуке появляется до тридцати новых подписчиков оттуда.

Дивуар: Для меня до сих пор загадка, почему там так много поклонников постсоветской сцены. Это феномен.

Герольд: Еще нас взяли в ротацию канадского радио.

Дивуар: И было интервью с британским зином, который выходит печатным тиражом копий в сто и продается через Ebay. Понятия не имеем, как они нас нашли. Но на Западе очень поддерживают музыку, спрашивают разрешения поставить в ротацию, предлагают рекламу.

Сам я в последние годы стараюсь слушать музыку альбомами. Для меня альбом – это целостное концептуальное произведение. Так что хоть сами мы песни пишем отдельно, но альбомы стараемся составлять, тщательно продумывая порядок треков, так, чтобы получилась цельная история. А на наш новый ЕР мы хотим пригласить играть играть лидера Предмертной Кадрили, как специалиста по панкухе. Должно получиться интересно!

https://oldcatsdrama.bandcamp.com/

https://soundcloud.com/old-cats-drama

https://www.facebook.com/oldcatsdrama

https://vk.com/oldcatsdrama